Духи древних камней
Дневник похода, 1998 г

19 июля, воскресенье

Мы с Аллой снова потратили уйму времени на сборы, не выспались. Зато мне удалось оперативно склеить для катамарана новые баллоны весом всего 3,2 килограмма! Еды взяли поменьше, так что рюкзаки получились заметно легче, чем в прошлом году.

Встречаемся около четырёх часов на Ярославском вокзале. Мы с Аллой по пути на электричку попали под сильный ливень и основательно вымокли. Олю провожает Саша и несёт все её вещи, как будто он сам идёт в поход. Взвесили рюкзаки: у меня – 34 (это при том, что я несу Олины сапоги, у которых я намедни удлинял голенища), у Аллы – 19 (без хлеба), у Оли – 21 килограмм (без продуктов в дорогу). Рекордно малый вес! Андрюха взвешиваться не захотел, но признался, что взял 18 килограмм продуктов (это вместо порученных ему 11-ти!).

Наш поезд №84 Москва-Серов, отправление 16:40. С комфортом разместились в плацкартном вагоне, народу немного. Раз сто проходили торговцы хрусталём.

Поужинали охотничьими колбасками и пирогами. У Оли скоро день рождения, она угощает нас шоколадными конфетами. Хотя Солнце появляется редко, в вагоне жарко и душно. Во Владимире купили очень вкусное мороженое.

20 июля, понедельник

Наконец, выспались! Ночью поезд долго стоял в Нижнем Новгороде. Утро было ясное, ни облачка, но очень скоро небо затянуло облаками.

Сегодня ехать весь день. В Балязино разжились малиной и плюшками с вареньем. Пересекли реку Кама, долго ехали вдоль водохранилища. Много купающихся и рыбаков. В конце залива, на склоне прилепились солидные дачи, у воды – причалы и гаражи для моторок. Я думаю о том, как здесь было красиво, когда человек ещё не вторгся на эти земли. Попали под грозовой заряд.

...Приближаемся к Чусовому. Как обычно, он радует глаз разноцветными дымами ядовитых выбросов. Пересекли Чусовую. Приятные места начинаются за городом, где поезд идёт в узкой долине. Здесь налеплены небольшие домики. Долго искали глазами необычную деревянную церквушку. Она попалась, когда кончились домики и мы уже решили, что её сломали.

Дальше стелются туманы. Вагон почти совсем опустел. Вьехали в спошную полосу дождей. Видели очень яркую радугу, Оля бросилась её фотографировать. Погода вселяет беспокойство по поводу состояния дороги до Вижая.

21 июля, вторник

Разбудили нас задолго до прибытия, ещё не было двух часов. Голова раскалывается. Из невыключаемого радио доносится антиспальная музыка.

Наконец, в 3:25 прибыли в Серов. Идёт несильный дождь. Залезли в зал ожидания, там ещё одна группа туристов. Ближайший поезд № 655 Серов-Приобье в 5:57. Касса находится отдельно от вокзала, пришлось поискать. Народу много, мы – последние, да ещё у кассира сломался компьютер. Встреченные нами туристы тоже из Москвы, идут на Печору, значит, нам по пути. Наконец, купили билеты в общий вагон.

Подали поезд. У проводницы узнали, что поезда до Полуночного давно не ходят, добраться можно только автобусом от Ивдель-I.

Приехав через три с лишним часа в Ивдель-I, пошли с толпой на автобусную остановку, чтобы добраться до центра города. Автобус пришёл очень скоро, но группа туристов из Москвы успела уже снять "буханку". Правда, автобус уехал раньше. Еле втиснулись, перегородив рюкзаками выход. К счастью, ехать недалеко. Выйдя на автовокзале, успели только посмотреть расписание, как подоспел автобус до Полуночного. Так как из расписания следовало, что автобус до Вижая ходит только по чётным дням, быстро погрузились в него. На заднем сиденьи устроилась группа весёлых охранников одной из местных ИТК. Описывая достоинства Северного Урала, они пожелали нам совершать побольше преступлений, чтобы впоследствии путешествовать сюда бесплатно.

Высадившись на окраине Полуночного, стали искать попутку. Иногда проезжают легковушки, но нам с рюкзаками туда не втиснуться. Машина "Хлеб" остановиться не пожелала. Мы с Андрюхой решили пройтись по улицам в поисках какой-нибудь "буханки". Очень скоро нашли таковую и кликнули хозяина. Он подошёл и, узнав, что нам до Ушмы, заломил 600 тысяч! Я собирался серьёзно поторговаться, но Чу стал кричать, что на всё согласен и готов расплатиться за остальных. Естественно, делать он этого не собирался, но торг был сорван. Мне удалось скостить всего 100 тысяч.

Вернулись на остановку. Девушки купили в магазинчике мороженое. Местные жители утверждают, что автобус до Вижая ходит каждый день, просто он заезжает сначала в Бурматово. Возможно, но мы уже договорились. К тому же неизвестно, насколько реально найти попутку от Вижая до Ушмы.

Вскоре подошёл наш фургончик. Он оказался худо-бедно оборудован для перевозки людей. Водила, чтобы сочетать полезное с приятным, прихватил своего брата и пару спиннингов: раз уж ехать в такую даль, то можно заодно и порыбачить.

Погрузились и поехали. Дорога была сначала вполне сносной, скорость, соответственно, тоже, но за Вижаем стала заметно хуже. Несколько раз приходилось вылезать, чтобы поправить провалившиеся мосты через ручьи. Форсируя небольшую речку, чуть не заглохли. За речкой увидели белую "буханку" с москвичами. Они, похоже, обедают.

Вот, наконец, и Ушма. Остановились на окраине. Видна Лозьва, скалы на берегу. Следы массовых лесозаготовок. У костерка готовят обед два мужичка и парнишка лет двенадцати – туристы из Челябинска. Они добрались сюда вчера на лесовозе от Вижая. Говорят, в посёлке осталась только одна семья манси.

Не останавливаясь, промчалась машина с москвичами. Решили попробовать тоже проехать дальше, до Ауспии, если дорога позволит. Пришлось накинуть выторгованную раньше сотню. Трое из Челябинска попросили их взять с собой и, решительно выплеснув обед, погрузились в ПАЗик.

Дорога отвратительная. Душно, для воздуха предусмотрено всего два небольших вентиляционных отверстия. Чу совсем плохо, он закатывает глаза и рвётся к двери. Пришлось остановиться, чтобы дать ему очухаться. Девушки, слава богу, держатся.

Но вот во всю ширину дороги разлилась огромная лужа, плавно переходящая в болото. Дальше ехать нельзя. Москвичи тоже здесь выгрузились. Если верить спидометру, до Ауспии осталось пара километров. Расплатившись с водилой, переобулись в сапоги и отправились дальше по дороге пешком. Собственно, поход начался!

Светит Солнышко, начинают докучать комары. На обочине попадаются подосиновики и сыроежки. Мы с радостью их собираем. Идти по дороге легко, рюкзаки не такие тяжёлые, как в прошлом походе. До Ауспии оказалось километров пять-шесть. На берегу поднимается дым костра: двое самых сильных москвичей уже добежали сюда и отправились за остальными, развалившимися вдоль дороги с натёртыми ногами.

Мы пересекли Ауспию, поднялись чуть вверх по течению и устроились по соседству со стоянкой челябинцев.

Сегодня удалось решить очень непростую задачу: оперативно добраться от Серова до начала маршрута. Конечно, мы очень устали, но зато сэкономили целый день, который я планировал на дорогу от Ушмы до Ауспии.

22 июля, среда

Утром зашли соседи – челябинцы. Они собираются идти не по тропе вдоль берега Ауспии, а по дороге. Понадеявшись на их чутьё, мы решили пойти тем же путём.

Светит Солнце, по дороге идётся легко. Попадаются загадочные конструкции, брошенные на произвол судьбы. Видели прибитый к дереву обломок лыжи – след зимнего похода. Колея довольно сильно отклонилась от Ауспии. Неожиданно увидели идущих назад челябинцев. Оказывается, дорога свернула к северу и они решили вернуться к реке. Ничего не оставалось делать, как снова последовать за ними. Пришлось продираться по кочкам через болото и кусты. Очень скоро отстали от более сильных уральских туристов. Пересекли заброшенную колею, ведущую в нужном нам направлении. Потратили уйму времени и сил, все вымокли от пота, а Ауспии всё не видать. Дойдя до солидного ручья, решили поочерёдно искупаться. Прохладная вода смывает усталость, но неутомимые комары тут же атакуют беззащитное тело.

Мы с Андрюхой недоумевали, откуда взялся такой большой ручей, которого нет на карте. Перейдя на другой берег, вскоре снова наткнулись на него же, но текущий в обратном направлении. На этот раз пошли вдоль него и вскоре всё выяснилось: это рукав Ауспии, ушедший далеко в сторону от основного русла. В его начале оказался небольшой завал из брёвен.

По берегу Ауспии ведёт тропа, теперь мы придерживаемся её. Идти тяжело: хлюпающая грязь, стволы упавших деревьев, но всё-таки легче, чем по болоту с кочками. Вскоре наткнулись на галечниковый пляж, где снова ополоснулись. Андрюха обнаружил дорогу, приближающуюся к реке. Он предположил, что это та старая колея, по которой мы не пошли, и, вероятно, зря: сэкономили бы кучу времени и сил.

...На обед остановились на могучей стоянке. Здесь большая поляна, много места, брёвна для сидения. Все так намаялись, что не прочь где-нибудь поваляться. Перед выходом Андрюха прочитал Оле лекцию про наматывание портянок.

...Приближаемся к хребту Чарка-Нур, вытянувшемуся с севера на юг перпендикулярно направлению нашего маршрута. Долина Ауспии стала уже, в лесу попадаются отдельные валуны и группы камней.

...На стоянку остановились в пихтовом лесу. Солнце заволокло облаками. План на сегодня не выполнили, не дошли километров 5-7 до намеченного места. Если бы не увязли в болоте, а пошли по колее, возможно, этого не случилось бы.

23 июля, четверг

С утра снова солнечно. Отправились в путь, решив делать часовые ходки. Однако вскоре выяснилось, что Оля сильно отстаёт. На первом же привале я потребовал, чтобы она избавилась от взятых сверх нормы конфет и других продуктов. Однако встрял Чу и закатил такую истерику, что Оля в слезах убежала в лес. Извиняться он и не подумал, Алле пришлось долго успокаивать её. В конце-концов я взял себе Олины сапоги, а Андрюха – сухари (...), и мы двинулись дальше.

...Сегодня видели очень много роскошных "волос русалки" – свисающих с ветвей пихт длинных прядей лишайника.

...При каждом удобном случае скидываем с себя одежду и плюхаемся в речку. Воды в ней стало заметно меньше, а уклон увеличился; теперь она шумит, скатываясь по камням, как настоящая горная река.

...В конце дня, когда уже пора было искать место для стоянки, неожиданно увидели впереди какое-то сооружение с белой крышей. Оказалось, это гигантский полиэтиленовый полог челябинцев. Перед штурмом злополучного перевала они решили дождаться нас. Устраиваемся на ночлег по соседству. Место тут обжитое, возможно, ещё зимними туристами-лыжниками, которые, коротая непогоду, вытесали из целого ствола огромную деревянную ложку.

Челябинцы, у которых есть более подробная карта на этот отрезок маршрута, говорят, что вот-вот должен начаться подъём на перевал, а эта тропа пойдёт себе дальше, в верховья Вишеры.

Вверху по руслу Ауспии виден склон хребта Поясовой Камень, на который нам завтра предстоит карабкаться.

План снова не выполнили: сейчас нам следовало бы быть уже на перевале Дятлова. Но ничего, пока у нас в запасе есть целый день.

Сегодня праздновали день рождения Оли: пили сухое вино, ели бисквит в шоколаде. Больше всего радует, что её рюкзак стал заметно легче...

24 июля, пятница

...Остаток пути вдоль Ауспии был коротким, но не самым лёгким: начинает сказываться подъём. Немало красивых мест, встретили поляну с высокими белыми цветами. Наконец, очутились на поляне перед небольшим притоком, где тропы неявно расходятся.

Передохнув, начали подъём на перевал. По тропе стекает ручеёк, что затрудняет подъём. Однако вскоре лес редеет, попадаются полосы высокотравья, затем начинаются кусты и россыпи камней. Нашим взорам открывается склон Солат-Сяхль, панорама пологих гор за спиной, а впереди – тёмные силуэты скал на перевале, на одной из них заметили фигуру кого-то из челябинцев рядом с обелиском. Выйдя из-под защиты леса, мы оказываемся во власти ветра, который рад помочь нам, унося прочь полчища комаров. Расставшись с доброй рекой, я почувствовал, что теперь её роль в поддержании наших сил перешла к ветру.

Оля снова отстаёт. Последние усилия и, миновав мрачный останец с несколькими памятными досками, мы оказываемся на небольшой ровной площадке – собственно перевале. С другой стороны видна лесистая долина Лозьвы и вереница вершин, вдоль которых и пройдёт следующая часть нашего маршрута до Отортена (1234 м).

Отдыхаем, щёлкаем фото. Я ещё дома задумал снять на видео сюжет с использованием радиомикрофона, в котором рассказать о трагической гибели девяти туристов из УПИ зимой 1959 года. Получилось не очень удачно: трудно говорить без запинок перед камерой, даже своей собственной, да и радиомикрофон страдаёт сильными помехами.

Предстоящий нам отрезок пути до Отортена пройдёт по вершине хребта, изогнутого полумесяцем. Сначала огибаем Солат-Сяхль, на её склоне находим заболоченный ручей с морошкой. Удивительно встретить эту ягоду впервые в этом походе именно здесь, выше границы леса.

...Идём вдоль склона. Время к обеду. Нашли крохотный ручеёк, в сотне метров ниже расположились челябинцы. Из мелких сухих веточек, которые пришлось собирать в радиусе метров ста, разводим среди камней костерок, кипятим чай.

Продолжаем путь. Встречаются удивительно красивые ручьи с нежно-зелёным мхом и вкусной водой, которую мы набираем в пластиковые бутыли и несём с собой про запас. Иногда попадаются кустики золотого корня; собрали немного.

Преодолев небольшой отрог, поленились карабкаться на следующую седловину и пошли по склону, стараясь не терять высоты. Это оказалось началом большой стратегической ошибки, которую мы осознали только на следующий день. Мы надеялись, что отрог скоро кончится, но он всё тянется и тянется. От длительного хождения вдоль склона ноги устали и подворачиваются. Девушки, отстав, нашли заросли щавеля и набрали для щей.

Погода стала постепенно портиться: с запада натянуло тучи, слышны раскаты грома. Решили срочно искать стоянку. Придётся спуститься немного вниз, где можно найти относительно горизонтальную площадку для палатки и немного дров. Алла намяла ноги и отстаёт; Оля с Андрюхой убежали вперёд выбирать место. Когда подтянулись мы с Аллой, дождь уже разыгрался не на шутку. Свалив вещи в кучу, уселись сверху и накрылись полиэтиленом. Гроза разразилась над Отортеном, нас задело лишь краешком. Андрюха, надев плащ, отправился на поиски воды. Едва сочащийся ручеёк удалось обнаружить довольно далеко от стоянки, за полосой кустов.

Дождь стал ослабевать. Приподняв край полога, любуемся на разыгравшуюся вдали стихию. Наконец, гроза утихла. Долго спорили, выбирая место под палатку. Кострище я устроил среди груды камней. Не очень удобно (угли проваливаются в щели), но ужин приготовить можно, что мы и сделали.

...Процесс набирания воды оказался изнурительным: приходится осторожно нацеживать кружкой.

25 июля, суббота

Ночь прошла в постоянном сползании вниз по склону. Утром светит Солнце. Начали переход с навёрстывания потерянной вчера высоты. Далось это нелегко. Наконец, мы оказались на плоской вершине отрога и пошли по ней. Впереди, перед главным хребтом, видна глубокая долина со снежниками. Если бы мы вчера не поленились подняться на седловину, то проделали бы остаток пути по ровной местности и остановились бы на стоянку в чудесном месте на берегу ручья с крутыми каменистыми берегами.

Утоляем жажду чистейшей водой, умываемся. Ручей очень красивый, с живописными камешками и светло-зелёными мхами. Как позже выяснилось, это урочище называется Поритайтсори.

Поднимаемся по пологому травянистому склону. Иногда попадаются выбеленные временем кости и черепа животных. Вблизи вершины хребта – россыпи камней, оттуда доносится скрипучий крик какой-то хищной птицы.

Продолжая путь по склону, упёрлись в нагромождение камней и присели отдохнуть. Тут первый раз на маршруте увидели тур из камней, возможно, сложенный разведчиками экспедиции "Большой Урал – 90". Преодолевать препятствие стали в лоб, хотя, возможно, проще было бы обойти его справа. Насколько хватает глаз, впереди, слева и справа всё завалено огромными глыбами. Некоторые из них стоят вертикально, словно наблюдая за нами; несколько шагов – и их уже не видно так явственно, спрятались. Наконец, впереди открылся участок хребта, относительно свободный от камней, он тянется до самого Отортена. Карабкаясь по этому нагромождению, мы постепенно набрали заметную высоту, теперь приходится довольно круто спускаться.

Идём по пологому склону, каменные глыбы продолжают иногда выглядывать по сторонам. Как и вчера, с запада постепенно натягивает тучи. Спешим подойти как можно ближе к Отортену, пока не собралась гроза. Неожиданно впереди замечаем оленя, гуляющего по склону. Он тоже увидел нас и даже подошёл поближе из любопытства. Алла сняла его на камеру при максимальном увеличении.

Но вот налетает гроза и мы прячемся под полог. Очевидно, сегодня нам уже не одолеть Отортен, и придётся ночевать прямо здесь, без воды и дров. Впрочем, дождь вскоре пронёсся дальше, оставив в складках полога вдоволь воды, которую мы бережно перелили в пластиковые бутылки. Поставили палатку и полог, привязав растяжки к здоровенным бульникам.

Я сбегал на противоположный склон хребта посмотреть на расстилающуюся на западе череду невысоких горных цепей. Только ближе к северу, едва выглядывая из-за склона Отортена, видна солидная коническа вершина – это Койп.

Вернулся. Снова светит Солнце. Сильный холодный ветер. Мы с Аллой решили сходить вперёд, чтобы взглянуть на упомянутое в "100 дней на Урале" озеро Лунтхусаптур. Действительно, у самого основания Отортена хребет обрывается вправо отвесным каром, внизу которого расположено небольшое озерцо. С окружающих склонов в него стекают шумные ручьи. К сожалению, Солнце опустилось уже довольно низко, и часть озера закрывает тень.

Вернулись к палатке. Развели в дождевой воде сухое молоко и перекусили бутербродами. Несмотря на невозможность приготовить ужин и посидеть у костра, здесь очень классно: простор, чудесный вид, совсем рядом – вершина Отортена, украшенная частоколом небольших каменных столбиков, похожих на растянувшуюся вереницу туристов. Сильный ветер не позволяет комарам атаковать нас. Мы впервые устраиваем стоянку так высоко в горах, и всем это очень нравится.

Прошли сегодня катастрофически мало, километров шесть. Пораньше легли спать, чтобы завтра с утра начать штурм Отортена и попытаться наверстать упущенное время.

19 июля, воскресенье

Всю ночь дул сильный западный ветер, трепал палатку, но выспались все отлично, видимо, благодаря хорошей вентиляции (первый раз не было душно). Выглянув рано утром из палатки, я обнаружил, что всё кругом погрузилось в густой туман: и Отортен, и лес внизу, и сам хребет, на котором мы остановились. Это меня не слишком обрадовало, поскольку не видно, куда идти. Следом за мной поднялась Алла, а потом и все остальные. Слегка перекусив, стали собираться. Туман постепенно унесло в сторону, открылся Отортен. Вершина Солат-Сяхль укрыта плотным слоем тумана, словно снегом.

Наконец, выглянуло Солнце, и мы отправились в путь. Достигнув скал у начала подъёма на Отортен, мы остановались отдохнуть и ещё раз полюбоваться чудесным видом озера Лунтхусаптур.

Карабкаемся вверх, постепенно забирая вправо от вершины. Идти тяжело. Удивительно, но у подножия одной из скал мы обнаружили небольшую, но глубокую впадину с дождевой водой.

Подъём становится круче, еле ползём, делая частые передышки. Наконец, пройдя между каменными останцами, выходим на широкое плато, усыпанное камнями. С его противоположного края нас ждёт неприятный спуск по крупным глыбам на узкий перевал между верховьями притоков Темпьи и Сульпы. Сверху открывается вид на предстоящий нам сегодня маршрут. Следующая гора (Моттёвчахль, 1095 м) – своеобразный купол с пологими склонами, нам предстоит обогнуть её слева.

Долго спускаемся по камням. Внизу располагаемся на отдых на большой плоской плите. Чуть дальше удалось найти маленький ручеёк, где можно умыться и пополнить запасы воды.

Продолжили путь. Идти нетрудно, подъём почти не ощущается. На западном склоне горы-купола нам встречаются ямы с водой, россыпи камней и сложенные из них туры. Попадаются словно выдавленные из-под земли лепёшки из смеси глины и мелкой гальки. Интересно, как они образуются? Какая-то беспокойная птица, громко крича, пытается отвлечь нас от выводка своих птенцов.

Очередной спуск, очень пологий. Чу хочет идти левее, чтобы подняться на следующую гору в самом высоком месте, я же убеждён, что справа короче. Опять ругаемся, идём каждый своей дорогой, но в вблизи нижней точки перевала Андрюха постепенно возвращается. В пылу спора умчались вперёд, теперь дожидаемся Олю с Аллой. Все вместе отдыхаем под палящим Солнцем на груде камней. Здесь растёт кустарник и водится множество крикливых птиц.

Снова подъём. Крутой. На остановках без сил валимся на землю отдыхать.

...Вот перед нами перевал с Сульпы на Маньскую Волосницу. Здесь мы запланировали обед. Вопрос: где мы скорее найдём воду – справа или слева? Долго спорим, спускаемся посередине, где находим только истоптанную оленями грязь. Устремляемся налево, к границе леса, где останавливалась экспедиция Рундквиста, в надежде тоже найти здесь воду. Начались заросли кустов и отдельные деревца. Попался дохлый ручеёк с мутной водой, впрочем, вполне устроивший Чу.

На пригорке располагаемся для обеда. Пока девушки собирали дрова, я отправился в густые заросли кустов в поисках воды. Услышав журчание, я пошёл на него и обнаружил чистый ручеёк со студёной водой. Спешу всех обрадовать своим открытием, только Чу недоволен – ему неохота ходить так далеко (100 м вниз).

Устраиваем кострище среди камней, готовим обед из первого и второго блюд, отдыхаем. Потратили на привал около двух часов. Уже довольно поздно и прошли мы немало, но настроены пройти ещё больше.

Начинаем подъём на следующий склон . Вскоре опять возникают разногласия с Чу: он хочет карабкаться вверх, мне кажется целесообразнее пройти по склону, не набирая высоты. Снова разделяемся, девушки идут за мной, но на этот раз угадывает Андрюха: он срезал путь по плоской вершине хребта, а нам преградило путь нагромождение камней. Когда мы вскарабкались наверх, то увидели рядом внушительную гору из щебня, заболоченную седловину, непонятно что здесь делающий сарай и крохотную фигурку Чу далеко впереди.

Спускаемся в седловину. Сыро, но пригодной для питья воды нет. Происхождение и назначение сарая непонятно. Вечереет. Уже можно бы было остановиться на ночлег, но не хочется опять обходиться без воды. Тщетно поискав среди кустов ручей, шум которого, наверное, примерещился, решаем идти дальше.

Поднимаясь по склону, неожиданно наткнулись на набитую тропу, к тому же отмеченную многочисленными турами. Это прибавило энтузиазма и мы развили неплохой темп, забираясь всё выше и выше. Вот уже почти вершина хребта Яныгхачечахль, как вдруг в двух шагах от тропы я замечаю журчащий ручеёк. Это просто чудо, почти невозможно – проточная вода у вершины, но нам повезло. Сразу же решаем здесь и остановиться. Андрюха ставит палатку, девушки отправились собирать немногочисленные сухие веточки с редких крохотных деревьев, я занялся обустройством кострища. Чтобы сэкономить топливо, сложил из плоских камней круг, внутри которого и разжёг костёр. Всё тепло уходит на нагрев котлов с водой, что не очень радует Олю, которая не прочь погреться.

Ручей, оказывается, выходит на поверхность всего на 2-3 метра и снова скрывается под камнями. И хотя наша палатка стоит совсем рядом, каждый, кто отправляется набрать воды или почистить зубы, всякий раз подолгу ищет этот короткий отрезок. И только от меня, раз открывшись, ручей больше не прячется.

Сегодня удивительный день – мы прошли раза в 4 больше, чем вчера, нашли воду и топливо там, где этого меньше всего можно было ожидать. Наконец, Солнце скатилось за Койп, подарив нам напоследок совершенно неповторимый закат.

27 июля, понедельник

...Сегодня пасмурно. Покинув гостеприимный ручеёк, пошли по азимуту почти на север. Тропа потерялась среди камней, но направление держать легко.

...С плоской каменистой вершины хребта, по которой мы идём, виден Мань-Пупу-нёр, Андрюха даже различил столбы. На востоке расстилается множество небольших гор, одна из которых – священная Ялпинг-Нёр, которая упоминается в легенде о болванах.

...На очередной хребет решили не подниматься, поскольку нам показалось, что он сплошь покрыт россыпями камней, а пройти лесом по его левому склону. Эта затея оказалась неудачной: нам пришлось продираться сквозь ветки и преодолевать многочисленные курумники. Потратив много сил, почти не продвинулись вперёд. Стали часто останавливаться и подолгу обсуждать дальнейшие действия. Не придумав ничего путного, ломимся дальше. Иногда впереди открывается вид на заболоченную седловину, где мы надеемся найти воду и устроиться на стоянку.

Седловина перед горой Янывондерсяхль оказалась заросшей мелким кустарником высотой по колено. Так и не встретив воды, мы сбросили рюкзаки на краю леса. Мы с Андрюхой отправились на её поиски в разные стороны: я – на север, он – на восток. Буквально через несколько метров я неожиданно выскочил не то чтобы на тропу, а на целую дорогу и быстро сбегал по ней вперёд до самого низкого места. Воды нет и в помине. Пришлось возвращаться ни с чем. Андрюха тоже ничего не нашёл. Что ж, придётся обходиться тем небольшим количеством воды, которое у нас осталось от перехода.

28 июля, вторник

В 6 Алла услышала будильник и стала меня толкать. По правде говоря, очень хочется спать, но пересилив себя, стал подниматься. Горы и перевал, по которому нам предстоит идти, укрыты туманом, на траве и деревьях лежит роса. Очень хочется пить, но попытка собрать кружкой капли с полога и веток успехом не увенчалась. У нас осталось всего пол-литра воды, которую мы решили приберечь на переход.

Позавтракать не удастся, но в этом есть и плюс – можно выйти заметно раньше. Собрав рюкзаки, в 7:30 начали путь по нартовой дороге, пробитой в плотных зарослях кустарника. Идти по ней – просто счастье. Ветер несёт нам наперерез клочья тумана, как в сказке. Попалась очень старая лыжа от нарт, ещё какой-то хлам. Дорога постепенно стала подниматься из седловины, вошла в лес и превратилась в тропу. Под ногами захлюпало. Наконец, нашли небольшую лужицу и напились. Пройдя ещё немного, увидели весело журчащий ручеёк и в половине десятого остановились на привал.

Видимо, мы не первые, столкнувшиеся с проблемой отсутствия воды: кто-то разводил здесь сухое молоко, а чуть подальше – ночевал, хотя место совсем не удобное.

На завтрак сделал заранее задуманное блюдо – гречневую кашу с молоком: и еда, и питьё. Продолжили путь по тропе только около двенадцати.

...Пора бы сворачивать вниз, к Печоре, а мы никак не решим, где это сделать. Чу всё пытается найти следы челябинцев, чтобы пойти за ними, наконец, хотя бы вообще человеческие следы. Миновав горку перед Печерьяталяхчахль, около 13 часов сошли с тропы и начали спуск. Сначала было очень туго: пришлось пробиваться через полосу кустов, но вскоре начался вполне проходимый лес. На этом склоне в огромном количестве попадаются звериные тропы, следы лёжек и помёт. Можно подумать, что лес кишмя кишел оленями, медведями и кабанами, пока мы не согнали их с насиженных мест.

Впереди идёт Андрюха, прокладывая дорогу, но не прямо, а какими-то огромными зигзагами: то мы спускались по направлению к верховьям Печоры, то в противоположную сторону. За это он получал от меня справедливые нарекания.

В четверть третьего вышли к приметному ручью – притоку Печоры. Проходимый лес кончился, начался бурелом. Следы животных больше не попадаются. В три часа спустились к болоту в пойме Печоры и через полчаса были уже на каменистом берегу реки. Вокруг множество кабаньих (?) троп.

Хотя пришли довольно рано, массу времени потратили на споры о том, где устроить стоянку. Я принял волевое решение поставить палатку прямо на каменистом пляже, что Андрюха и сделал, настелив под неё для мягкости травы.

Остаток дня потратили на мытьё, стирку и приготовление ужина. Пока девушки купались, мы с Андрюхой чуть прогулялись вверх по течению, где обнаружили бобровую хатку и небольшую поляну, пригодную для стоянки. По пути я наткнулся на большой куст жимолости и, ввиду отсутствия других любителей этой горькой ягоды, принялся лакомиться в одиночку.

Небо к вечеру нахмурилось, вокруг загремели грозы, поднялся северный ветер, а мы всё сушимся у костра. Уже стало темнеть, когда первые капли дождя загнали нас в палатку. Сильнейший ветер треплет полог, сдвигая привязанные к нему здоровенные бульники.

29 июля, среда

Всю ночь, то усиливаясь, то ослабевая, шёл дождь. Мы отвыкли от плеска воды в реке, шума ветра и дождя. Чу пригрезилось, что в наши вещи забрался кабан, и он стал громко прогонять его. Алле показалось, что кто-то подкрадывается к палатке, ступая по воде. Она даже вылезла проверить, так ли это. Мне же спалось на редкость крепко и спокойно. Утром я напялил полиэтиленовую накидку и вылез из палатки под дождь разводить костер и готовить завтрак. Морось скоро прекратилась, но небо оставалось затянуто облаками. Жаль, что погода испортилась, ведь сегодня нам предстоит подняться на хребет Мань-Пупу-нёр и увидеть знаменитые каменные останцы Болвано-Из. Обидно, если не удастся сделать хороших снимков.

В 8:20 пересекли вброд Печору и пошли вверх по склону. Подъём тяжёлый, много бурелома, идём медленно. Трава и деревья насквозь промокли за ночь и рады поделиться влагой с нами. Около половины 12-го лес, наконец, поредел, начались курумники и криволесье. Попалось несколько кустиков черники с ягодами (и это за весь поход!). Идти стало легче, но ещё некоторое время мы добирались до самой вершины хребта, затем пошли по ней строго на север.

На западе виден небольшой просвет, но над Мань-Пупу-нёром проносятся клочья облаков. Вершина хребта покрыта изумительным ковром из ожившего после дождя мха и карликовой берёзки, в котором при каждом шаге нога утопает выше щиколотки. Из этого хитросплетения растений выглядывают красные шляпки сыроежек, которые Алла попутно собирает на ужин.

Когда в очередной раз мы присели отдохнуть, ветер неожиданно отнёс в сторону клочья тумана, и нашим взорам предстали несколько гигантских мрачных силуэтов на фоне облаков. Они выглядят такими же, как и мы, путниками, поднимающимися по склону. Подобное зрелище могло внушить первобытный ужас впервые увидевшему их древнему путешественнику. Но нас их вид подстегнул лишь скорее продолжить путь.

Дорога оказалась неблизкой. Пройдя по "пружинному матрасу", мы стали огибать главную вершину хребта, увенчанную каменным дозорным. Чу попытался утянуть нас вниз, в лес, но я в приказном порядке вытащил всех наверх, на курумник. Идти по камням вдоль крутого склона непросто, особенно Алле, но зато короче.

Сквозь разрывы облаков стало проглядывать Солнце. Скорей, скорей к каменным исполинам! Спускаемся по тропе в последнюю седловину, и тут нас накрывает грозой. Прячемся под тент, собираем ниспосланную свыше воду в бутылки (запас которой как раз иссяк) и ритуально перекусываем бутербродами с колбасой и сыром, посвящая удовольствие хозяевам плато.

Похоже, каменные колоссы просто немного обиделись, что мы так долго не идём в гости. "Как мало у вас сил!" – говорят они. Ливень быстро проходит и мы спешим по тропе вверх, оставляя слева внизу "скульптурную группу" оригинальных скал, напоминающих своими очертаниями слона, льва, сидящего человека в кепке и др.

Первым нас встречает грозный шаман – каменный исполин ростом более 30 м, постепенно расширяющийся от основания к вершине. Обойдя его с противоположной стороны, мы рассмотрели его лицо, шапку и поднятую вверх руку. Глубокая борозда рассекает его торс. Остальное войско застыло чуть поодаль, у самого обрыва, почтительно пропустив вожака вперёд. Они очень разные, не похожи друг на друга, и на людей тоже. И всё-таки это грозные воины – монстры, каждый из которых выполнял определённую роль в их походе, обладал собственным норовом, нёс своё оружие.

Клонящееся к горизонту Солнце (мы подошли к Болванам без 20 четыре) освещает загадочные фигуры, подчёркивая структуру камня и черты характера. Забыв об усталости, носимся между столбами, снимаем их со всех сторон на фото и видео, стараясь запечатлеть каждый увиденный профиль их многоликой натуры.

Да-а, эта встреча с чудом Уральской природы, о которой я мечтал столько лет, произвела на меня неизгладимое впечатление. Но... и великаны ждали нас! Едва не обидевшись за опоздание и полив нас в сердцах дождиком, они простили нас и разогнали облака, представ во всём своём величии и красе.

Потратив уйму времени на осмотр и съёмку, мы уже не в силах идти дальше, чтобы найти место для стоянки. Увидев на террасе несколько глубоких луж с водой, решаем поставить палатку прямо здесь, чуть вернувшись, из уважения к хозяевам, на тропу. В камнях разводим костёр из скудной охапки сухих веточек пихты, которую сообща собрали в радиусе сотни метров. Чтобы сэкономить жар, окружаю кострище каменными плитами. Готовим на ужин макароны с грибами. Потом пьём чай со специально припасённой для этого случая халвой. Разумеется, хозяева были приглашены к трапезе.

Чудесный, незабываемый вечер! Я и не мечтал о возможности провести ночь в гостях у древних великанов. Такое не скоро забудется. Переполненные впечатлениями, укладываемся спать. До завтра, гостеприимные исполины!

30 июля, четверг

Раньше всех проснулась Алла и пошла встречать восход. Потом вернулась досыпать. Я поднялся разводить костёр в 6 часов. Едва-едва хватило веточек, чтобы вскипятить чай и сварить кашу. После завтрака мы с Аллой снова пошли фотографировать останцы, теперь уже в лучах утреннего Солнца.

В 8:20, попрощавшись с великанами, отправились в дальнейший путь. Спускаясь по гребню, неожиданно встретили челябинцев, которые тоже пришли снимать Болваны. Они остановились неподалёку ещё позавчера, а теперь собираются в обратный путь. Нам же предстоит продолжить маршрут до Торре-Порре-иза.

Со склона кажется, будто каменные колоссы вышли проводить нас. Мы уже спустились в седловину, а взгляд неизменно возвращается к краю плато, где молчаливо застыли громадные фигуры. Прощайте, великаны! Вряд ли доведётся ещё когда-нибудь свидеться... Пусть вода, ветер и холод пощадят вас, и вы ещё долго будете поражать своим величием многие и многие поколения путешественников.

Видимо, мы были желанными гостями, и хозяевам тоже грустно с нами расставаться. Напоследок они подарили нам чудесную погоду и изумительный отрезок пути по парковому лесу, где без всякого подлеска растут редкие берёзки и пихты, а из травы выглядывает множество нарядных красных сыроежек. Алла набила ими клапан своего рюкзака, несмотря на нытьё Чу.

Однако, как только великаны скрылись из виду, помощь их перестала ощущаться так явственно: нет, погода осталась отличной, но лес постепенно стал труднопроходимым. Пролетев по хорошей дороге значительную часть пути, весь остаток дня мы продирались сквозь густые заросли стелющейся пихты, бурелом, замшелые камни.

В два часа, совершенно выбившись из сил, добрели до ручья и уселись обедать среди покрытых мхом упавших деревьев. Лёгкий супчик из сухих овощей с томатной пастой не столько подкрепил силы, сколько дал повод передохнуть.

В 16:40 начали подъём на последний бугор, за которым течёт Ыджыд-Ляга. Жуть! Вскоре рухнули на отдых и почувствовали, что не хватает калорий. Запитали конфет и поползли дальше. В начале восьмого достигли пологой вершины, где лес пореже и не так много бурелома. Солнце уже клонится к закату, а нам ещё спускаться и спускаться. Алла совершенно выбилась из сил, еле передвигает ноги. Я сросся с рюкзаком в одно целое, неуклюжее существо и бреду, стараясь не потерять из виду отстающую Аллу. Чу ломится наугад вперёд, совершенно не задумываясь, смогут ли девушки пройти тем же путём. Оля собралась с силами и не отстаёт от него.

Солнце скрылось за гребень на противоположном берегу Ыджыд-Ляги. Стал попадаться замшелый курумник. За деревьями уже видна другая сторона долины, а мы всё никак не спустимся к реке. Я прошу Солнце, лес, камни, лесных жителей помочь Алле дойти.

Наконец, в 21:24 выскакиваем на каменистый пляж Ыджыд-Ляги. Ура-а-а!

Это большая, чистая речка. Правда, на противоположном берегу стоит мёртвый лес, но сейчас нам всё равно. Андрюха начал оперативно ставить палатку, я – устраивать кострище из огромных бульников, девушки уселись чистить грибы.

Низкая половинка Луны вскоре скрылась за лесом. Уже затемно потушили грибы и приготовили картофельное пюре. Плотно поужинав, стали пить чай. Всё замечательно. Только Чу, наоборот, завёлся. Он хотел бы всё бросить и уплыть отсюда на байдарке. Зарёкся ходить в сложные походы. Наконец, он отвалил спать. Оля и Алла ещё долго сидели у костра и говорили о человеческих характерах, сильных и слабых сторонах. Чу наиболее подготовлен физически из всех нас, но силой своей он не согласен делиться и бережёт её для себя самого: нет бы взять часть вещей у отстающих, нет бы помочь другим выполнить их обязанности. Вместо этого он убежит вперёд и потом дожидается остальных. Несомненно, он самый слабый духом член нашей маленькой команды, поэтому он проигрывает любому другому.

Совсем стемнело, потом уже начало светать. Сон и усталость ушли, спать отправились лишь во втором часу.

31 июля, воскресенье

Проснулся в 20 минут четвёртого. Спать не хочу. Долго пытался заставить себя уснуть – безуспешно. Сквозь стенку палатки проглядывает рассвет. Алле тоже не спится. Ноги болят после вчерашнего перехода.

Стал обдумывать план оставшейся части маршрута. Пришёл к мысли о необходимости днёвки – здесь, на берегу Ыджыд-Ляги. Хотя, на первый взгляд, это противоречит здравому смыслу: нам остро не хватает времени. Но я уже принял решение и в начале 6-го поднялся готовить завтрак. Вслед за мной встала и Алла.

Ночь и утро были ясными, температура впервые упала до 10°С. Решили согреться кофе.

Оля и Андрей были удивлены моим решением устроить днёвку, но приняли его, как мне показалось, охотно. Вчера все очень устали, натрудили ноги, и сил на подобный переход просто не осталось.

С погодой сегодня повезло: Солнце жарит во всю. Весь день загорали, купались в тёплой Ыджыд-Ляге. Андрюха поймал на обед трёх хариусов, которых мы испекли на рожне. Мы с Аллой немного прошлись по лесу, собрали сыроежек, нашли золотой корень. Вечером напекли пирогов с грибами. Андрюха поймал ещё три рыбины, Алла присолила их впрок.

В общем, оттянулись на полную катушку. Правда, Чу не смог обойтись без ложки дёгтя: отрыв в рюкзаке покрытый плесенью чеснок (до сих пор не пойму, как чеснок может заплесневеть!), он выбросил его в костёр. Тошнотворный запах заполнил окрестности. Всё живое спасалось бегством.

Спать легли пораньше. Завтра нас ждёт нелёгкий подъём по склону Тосемактатумпа.

1 августа, суббота

В половине пятого, по будильнику, меня разбудили бдительные товарищи. Свежо. Постарался побыстрее приготовить манку на завтрак и поднял на ноги остальных. Сегодня нам предстоит бросок в исходную точку для осмотра Торре-Порре-иза.

Никак не приучимся быстро собирать рюкзаки. Всё же удалось выйти пораньше, в 7:40. Погода, как и вчера, отменная: светит Солнце. Правда, для тяжёлого перехода это не слишком здорово, но в тенистом лесу жара не так чувствуется. Перешли Ыджыд-Лягу по перекату и начали подъём. С самого начала было очень тяжело, потом вообще упёрлись в полосу жуткого бурелома, где упавшие стволы перекрывают друг друга в несколько слоёв. Много времени и сил потратили на преодоление этого участка. Правда, здесь впервые наткнулись на приличный черничник, поели.

Через пару часов подъём на Тосемактатумп стал положе, бурелом исчез, началось высокотравье. Увлёкшись, Чу завёл нас заметно выше и левее нужного нам отрога, так что мы вдруг увидели впереди Торре-Порре-из и Атынгаух. Пришлось спускаться и даже немного забирать в обратную сторону.

Вышли на нужный отрог. Взяли хороший темп, следуем маршрутом Рундквиста. Однако вскоре решили отклониться от него и пойти напрямик, через ложбину, к Торре-Порре-изу. Скорость сразу упала.

В половине третьего присели передохнуть и перекусить пирогами с грибами и молоком. Пытаясь уточнить направление, несколько раз залезали на деревья. Наконец, Андрюха определился с азимутом: 310°.

В четыре начали спуск в ложбину, держа курс прямо на Торре-Порре-из. Ничего, идти можно. В 16:20 пересекли первый ручей, в 17:00 – второй. Потом поднялись на небольшой гребень и спустились к третьему ручью (18:46), где мы собирались устроить стоянку. Сначала он нас испугал своим сухим руслом, но чуть выше вода была. За ручьём оказалось болото, сочащееся множеством струй, так что место под палатку пришлось поискать. Устроились. Поужинали картофельным пюре с изумительным малосольным хариусом.

Кажется, план на сегодня выполнен: мы подошли вплотную к Торре-Порре-изу. Завтра должны довольно быстро достигнуть его вершины и успеть осмотреть каменный город. Приготовил для торжественного перекуса какао на молоке.

2 августа, воскресенье

Ночь принесла множество невыразимых мучений, поскольку Чу традиционно поставил палатку на огромные кочки, выбрав место поровнее только под собой. Лишь под утро удалось ненадолго уснуть, кое-как обогнув телом сложный рельеф. Алла смогла поспать, только когда уже поднялись мы с Анрюхой.

Вышли в 8:25. Погода хорошая. Поднялись из долины ручья и к половине десятого вышли на плато, покрытое парковым лесом. Вскоре выяснилось, что ручей, у которого мы стояли, не последний перед Торре-Порре-изом, поэтому вчера мы всё-таки план недовыполнили. Вершина оказалась несколько дальше, хотя с плато её уже видно.

Идём по плато. Чувствуется близость древнего города. Парковый лес производит впечатление сельских окрестностей с садами и огородами, которые окружали старинные крепости. Часто попадаются совершенно высохшие, но не упавшие пихты – они похожи на ветхих воинов, стоящих дозором на подступах к Торре-Порре-изу. Ощущение, что вступили на территорию сказки.

Однако сам город безмолвствует – я не знаю, чего от него ждать. Виденные мною фотографии не дают представления об этом удивительном месте. Видимо, нас ждёт нечто совершенно неожиданное.

Наконец, в 11:10 выскочили из "сада" к склону вершинного хребта. Отсюда открывается вид на оставшиеся позади Тосемактатумп, Атынгаух и даже далёкий Мань-Пупу-нёр. Оставив на камнях рюкзаки, прихватили с собой видео- и фотоаппаратуру, перекус и стали подниматься на гребень к виднеющимся поблизости останцам.

Это оказалась самая северная, последняя часть города, которую Оля назвала "форумом". Она стоит особняком от других его кварталов и, видимо, должна венчать собой экскурсию по городу, если начинать её, как положено, с юга. Огромные каменные глыбы расставлены по кругу, образуя ворота, проходы, арки и бойницы. В центре – обширная и довольно ровная площадь, на которой, по-видимому, проходят какие-то значимые мероприятия. В самой северной части расположился насыпной конус с останцем на вершине, играющий роль сторожевой башни.

Всё это производит сильное, но какое-то неопределённое впечатление, как будто мы с Торре-Порре-изом не можем понять друг друга. Я ждал этой встречи, предвкушал её, но что-то не так. Нас здесь тоже ждали, но ждали от нас чего-то другого (или других нас?).

Устроившись в тени одного из камней на перекус, я вдруг в одном из каменных изваяний увидел исключительно обескураженное лицо. Да-а, что-то явно не так... Мы формально запитали арахис с изюмом и какао, чувствуя, что это удовольствие – просто ерунда для местных жителей. Наши опасения подтвердили раскаты грома над лесом.

Мы покинули форум и направились к груде камней, замеченной при подъёме на гребень. Внушительные глыбы собраны на краю обрыва, часть из них обрушилась вниз. Похоже, это какие-то фортификационные сооружения. Сверху открывается вид на долину Ичед-Ляги. Отсюда мы прошли в спальный район – удивительное переплетение настоящих улиц, домов, площадей. У многих домов есть окна, навесы, проходные дворики. Площади украшены какими-то монументами. Исключительное наслаждение доставляет пройтись по этим улочкам, когда глазу открываются всё новые и новые виды на соседние домики. Здесь живут обычные, простые жители. Очень трудно передать впечатление от этого квартала на видеоплёнке – необходимо снимать движущейся камерой. Про фото и говорить нечего.

Здесь нас второй раз накрыло небольшим дождичком, но мы переждали его под навесом одного из домов, удобно устроившись на каменных лежаках, так и не вняв повторному предупреждению.

Через небольшой промежуток виднеется ещё один район города, с множеством монументальных сооружений. Возможно, это культурный центр. По пути к нему поднялся нешуточный ветер, сбивающий с ног, и мы увидели приближающуюся прямо на нас грозовую тучу. Спешно сделав несколько снимков, мы решили не злоупотреблять более терпением хозяев и отправились к оставленным рюкзакам. Однако жители рассердились не на шутку: нас буквально гонят из города, настойчиво подталкивая ветром в спину. Гремит гром, сверкают молнии. Ливанул дождь, за несколько минут мы промокли насквозь. Прибежав к мокрым рюкзакам, мы накрылись пологом. Вскоре ливень прекратился.

Хотя нас и прогнали, обиды мы не испытываем. Мы не узнали всех тайн Торре-Порре-иза, но увидели немало. Конечно, чтобы хорошенько почувствовать этот город, нужно пожить в нём с недельку, но мало у кого имеется такая возможность.

Без четверти четыре. Мы насквозь мокрые, надо либо сушиться, либо идти. После некоторых колебаний решили продолжить путь. Возвращаемся в парковый лес и начинаем обходить гребень с юга. Преодоление нескольких замшелых курумников далось нам не без труда. Алла отстаёт, я стараюсь далеко не убегать от неё. В половине 6 взяли азимут 270° на Ичед-Лягу. Спуск вполне проходимый. Пересекли небольшой ручей, в 7:20 остановились у большого ручья, промокшие и уставшие. Место исключительно неудобное. Кое-как приткнулись. Нарезал немного лапника под палатку. Над костром натянули несколько раз верёвку и развесили вещи. Поужинали, немного согрелись и отправились спать, покидав недосушенные вещи под полог.

3 августа, понедельник

Встал, разжёг костёр, развесил первым делом сырые вещи, потом начал готовить завтрак. Пасмурно.

Вышли в 9. Продолжаем идти к Ичед-Ляге. Хорошо, что не стали пытаться дотянуть до неё вчера; на это ушло более полутора часов ходового времени. Это оказалось каменистая речка заметно меньшего размера, нежели чем Ыджыд-Ляга. Течение быстрое. Перешли её вброд, у Оли протекли сапоги.

Лес на противоположном берегу реки изобилует заросшими мхом корнями, сквозь которые проваливаешься по колено.

В первом часу начался небольшой дождик. Мы не долго думая уселись под полог и устроили лёгкий перекус. От такой наглости дождь тут же кончился. Продолжив путь, мы вскоре выскочили на визирку с тропой. Идти стало намного легче; Чу полетел, как на крыльях. Теперь отстаю я. В 4 часа пересекли край большого болота, вспомнив Аранецкий поход. Чувствуется близость людей. Тропа ведёт по заболоченному лесу, далее углубляется в березняк. В 18:10 спустились в глубокий лог и вышли к Илычу. Большая, красивая река неспешно катит свои воды на юг. Ощущается необъяснимое спокойствие. Место для стоянки найти нелегко, пристраиваемся на небольшой терраске за деревьями. Погода улучшилась, ясно. Вечером снизу послышался нарастающий шум мотора. Мы уж решили, что это инспектор учуял дым костра непрошенных гостей, но моторка прошла мимо. Красивый закат. Луна и лунная дорожка.

Пешая часть маршрута закончена. Больше не надо тащить рюкзаки, можно забросить измученные ноги на баллоны и грести, грести что есть мочи – дальнейшее зависит от того, сколько километров мы сможем делать в день.

Постройку катамарана оставили на утро, благо материала имеется в изобилии. Думаю, много времени не потребуется. Вечером Алла испекла пару сырных пирогов.

4 августа, вторник

Встали рано. Я после приготовления завтрака принялся надувать баллоны мешком, а Андрюха – строить раму из берёзовых стволов. Пока мы возились, девушки испекли ещё пару сладких пирогов. Управились довольно быстро. Катамаран получился симпатичным, даже немного спортивного вида.

В 9:40 погрузили на него наши мешки и начали выводить вверх по протоке между берегом и островом. Здесь очень мелко и много камней. За невнимательность мы вскоре поплатились пробоиной сантиметров 10 в передней части левого баллона. Воздух вышел мгновенно; Оля, которая сидела сзади, очутилась в воде. Обидно клеиться через несколько минут после отчаливания, но ещё больше меня напугало то, что я просчитался с однослойными баллонами и идти на них невозможно.

Подсушив баллон на ветру, поставил заплатку. Оля тем временем пошла сушиться у костра. Закончив ремонт, решили занести катамаран и вещи выше по течению. В этот момент нас как раз заметил с моторки и причалил инспектор с детьми. Он очень удивился: "Откуда это вы упали, ребята?" Мы честно рассказали о нашем маршруте через заповедник. Он отнёсся к этому спокойно и посоветовал зайти на кордон в устье Ляги, к его родителям, где на нас составят акт о нарушении. Он сообщил так же, что самолёт из Приуральского больше не летает. Попрощавшись, он продолжил свой путь вверх по реке.

Мы же в 11:20 с замиранием сердца, наконец, отчалили. Нам удалось выйти на глубокую воду и мы относительно спокойно доплыли до кордона. Одновременно с нами причалила и моторка со знакомыми нам с Андрюхой по 95-му году инспекторами. Старик сразу припомнил меня. Мы снова честно поведали свою историю, чем очень расстроили пожилую женщину – старшего инспектора: "Что ж вы, ребята, делаете? У меня хлеб печётся, а придётся 4 акта составлять. Штрафы теперь очень большие..." Ей было икренне жаль нас – она знала, что мы хорошие люди и любим природу, но работа есть работа. Нас пригласили в кухонку, предложили чаю с хлебом, и приступили к нелёгкому делу составления актов. На это ушло много времени. Мы достали свои пироги, сыр, попили чаю, перекусили. Я от души написал объяснение, которое остальные бессовестно списали. Закончив с актами, инспектор поделилась своими служебными проблемами. Последние несколько лет в заповедник стали наведываться браконьеры из других областей на вертолётах с автоматами. Управы на них никакой нет, задержать невозможно. Вот так, туристов, подбирающих в карман фантики от конфет, наказать легко, а нелюди, строчащие по зверью из автоматов, останутся безнаказанными.

Поделились с мужиком рыболовными крючкамми, чему он был очень рад. Посоветовали нам заглянуть на кордон Шежим-Дикост, где, возможно, нам помогут найти транспорт до Приуральского, а также попытаться найти косарей, сплавляющих вниз сено на плоту или связанных вместе лодках.

Душевно распрощавшись, около 2 часов мы продолжили путь. Миновали устья уже знакомых нам Ичед-Ляги и Ыджид-Ляги. Затем прошли остров Владимира, где мы с Андрюхой стояли в 95-м. Сбрызнуло небольшим дождиком, пришлось кутаться в плащи. Течение в Илыче есть, и неслабое. Проплыли километров 20-25 и в половине 7-го решили поискать место для стоянки. Как ни странно, сразу же нашли небольшую площадку с мощной перекладиной, где уже кто-то когда-то стоял. Спокойно поставили палатку, устроили кострище и приготовили ужин. Я испёк пиццу с колбасой, сыром и томат-пастой. Мы явно не успеваем к 6 числу в Приуральский. Остаётся одна надежда – найти моторку.

Тоже приятный вечер, но заката не видно за противоположным берегом.

5 августа, среда

Утром испёк 2 пирога с маком – новшество для наших походов. Погода испортилась, пошёл дождь. Позавтракав в палатке гречкой с молоком, все снова завалились спать. Я занялся ремонтом сапог Оли, Аллы и своих. Потом, наконец, решили собраться и плыть. Впервые в этом походе пригодились гидрухи.

Вышли из рук вон поздно. Шансы успеть на работу в понедельник ещё уменьшились. Проплыли под дождём километров 5-7 до кордона Шежим-Дикост, расположенного на высоком левом берегу в устье реки Шежим. Поднялись наверх по скользким ступеням из уложенных камней. Место здесь очень живописное, множество построек. Нашли пожилого немногословного инспектора, который тоже добросовестно записал нас в журнал нарушителей и только потом поинтересовался, что нам нужно. Мы спросили про моторку. Ответ отрицательный. Из жалости к промокшим и замёрзшим туристам он сообщил, что в 10 и 20 км отсюда имеются избы по правому берегу. Поблагодарив, мы спустились к воде и поплыли дальше.

Дождь всё поливает. Действительно, через 10 км, за вторым островом, у которого стоял плот с сеном, мы увидели моторку и избушку. Причалили. В избе оказались два мужика и парень, который спал на нарах. Мы попросились попить чаю. Нам даже накололи дров и развели костёр. Разговорились. Оказывается, они не могут погрузить сено из-за дождя, а как только удастся это сделать, пойдут вниз до Приуральского. Мы попросили захватить нас. Они обещали.

Разогрели на печке пиццу и пирог с маком. Отлично попили чаю в тёплой избушке.

Попрощались и поплыли дальше. Облака, как нам показалось, чуть поднялись. Во всяком случае, дождь пока прекратился. Долго думали, остановиться ли нам в следующей избушке (через 10 км) или проплыть подальше и переночевать в палатке. Всё решил поднявшийся сильный встречный ветер и дождь: к 7 часам мы едва смогли дотянуть до избы. С радостью разместились в тепле, под крышей, затопили печь, развесили сушиться вещи. Готовить на печи – дело долгое, поэтому поужинали довольно поздно фасолевым супом и картофельным пюре с соей. Уже в полной темноте, подсвечивая себе личинами и химическим источником света, я испёк пирог с сыром и остатками колбасы.

Улеглись спать, постелив "пенки" поверх лосиных шкур – местным охотникам не понять горожан. Очень душно, поэтому открыли вьюшку, напустив уйму комаров.

6 августа, четверг

В 5 проснулся по будильнику. В избушке страшная духота и туча комаров. Завтрак решил приготовить на костре – так мороки меньше. Пасмурно и холодно, как и вчера, только ветер послабее.

Как и договаривались, всех разбудил рано. Девушки уже поднимались, когда вдруг раздался звук мотора и чуть ниже по течению пристала моторка с прицепленным к ней плотом со стогом. Это вчерашние косцы погрузили всё своё сено и не забыли про нас. Вот спасибо!

Бросились спешно собираться. Тем не менее успел доварить и заправить сыром макароны, заварить чай. Тем временем Андрюха отвязал и сдул баллоны катамарана.

Погрузились на плот рядом со стогом. Плывём, завтракаем на ходу. Нашим весом плот слегка притопило, вода переливается через край. Ну да ладно, зато появился шанс оказаться сегодня в Приуральском, как я и планировал изначально. Забавно: цепочка неудач и счастливых случайностей привела к тому же результату, что и тщательно продуманный график маршрута.

Очень холодно, надели на себя всю одежду. Разложили сушить на ветру баллоны и полог. Миновали несколько красивых скал, в том числе и самые известные здесь – Лёк-Из, напротив которых даже причалили.

Следующая остановка – у последнего кордона Исперед. Знакомый по 95-му году инспектор вновь тщательно зафиксировал нас в журнале нарушителей. Здесь полно народу – прибыла рыбинспекция. Угостили нас горячим чаем.

Вскоре за кордоном – выход из заповедника, о чём сообщает плакат на левом берегу, затем – речка Исперед, изба и последняя скала, тоже Исперед. Дальше Илыч превращается в сплошной плёс. Сколько ни пытались, мы с Андрюхой не смогли припомнить, как шли здесь в 95-ом на байдарке.

Погода понемногу улучшается: потеплело, в разрывах облаков появляется Солнце. В два часа остановились пообедать. Разожгли костёр, быстро приготовили суп и чай, погрузили всё это на плот и отчалили. Очень удачным оказался заготовленный Андрюхой в Москве сухой картофель – вкусный и разваривается быстро. Баллоны и полог подсохли, мы их свернули. Я вообще упаковал вещи и подготовил рюкзак к обратной дороге.

К вечеру засияло Солнце. По берегам тянутся бесчисленные покосы с ещё не вывезенными стогами. Я поинтересовался у плывшего с нами мужика (второй управлял моторкой), почему они не могут получить луг поближе к посёлку. Оказывается, вывоз сена – это лишь повод попасть в заповедник с целью незаконной рыбалки и охоты: "Думаешь, что у нас под сеном?". Сосновый плот пойдёт на строительство хлева, хотя вывозится как сухостой на дрова. Инспектора всё это знают, но закрывают глаза – всем надо как-то жить...

Миновали посёлок Еремей справа. Солнце зашло. В начале 9-го причалили в Приуральском. Я сунул хозяину моторки в карман пузырьёк спирта и помчался к дому директора сельсовета узнавать про машину до Троицко-Печорска. Увы, завтра туда пойдёт только переполненная санитарка. Директор посоветовал обратиться к начальнику лесопункта Бородину. Обежав пол-посёлка, я нашёл его дом и докричался хозяина. Он обещал подвезти нас до Усть-Илыча. Ура! Теперь остаётся только найти ночлег.

Вернулся на берег. Чу успел договориться с соседом хозяина моторки о заброске нас до Усть-Илыча за деньги. Обломись! Водитель не сильно расстроился, что я уже нашёл машину, а даже решил отвезти нас к себе на ночлег. У него оказалось богатое хозяйство с кучей техники, оранжереями и роскошной баней, где мы и устроились спать. На электрической плите приготовили ужин. Полакомились купленным Олей в посёлке хлебом с молоком. Зашёл хозяин моторки и, извинившись, что не догадался пригласить нас к себе, вручил 3-х литровую банку молока. От предложенных денег убежал, как ужаленный.

Надо сказать, что все, с кем нам довелось общаться – инспектора заповедника, хозяин моторки Вася и приютивший нас его брат-коммерсант, директор сельсовета, начальник лесопункта – удивительно приятные, мягкие, доброжелательные люди. Таких нам не случалось встречать нигде, кроме как на Илыче. Видимо, такими их делает уральская природа и эта удивительно спокойная, неторопливая река.

7 августа, пятница

В пол-четвёртого поднялись по будильнику. Я развёл во дворе небольшой костерок из щепок и стружек, заварил чай и разогрел вчерашние макароны с томат-пастой. Позавтракав, собрали рюкзаки. Оставили хозяину на столе 50 рублей за постой и поспешили к дому начальника лесопункта. Сделав небольшой крюк, ровно в 5 стояли у калитки спящего дома. У Чу это вызвало панику: он начал суетиться, бегать взад-вперёд и кричать, что мы опоздали. Исследовав следы шин на дороге, он убедился, что машин не выезжало. Пришлось постучаться; вышел сонный хозяин и сказал, что сейчас подъедет белая "буханка". Через несколько минут мы уже загружали в неё вещи.

Дорога изобилует глубокими ямами с водой. Кругом тянется молодой лес, выросший на месте бывших вырубок. Вдоль обочины светятся рыжими шляпками подберёзовики. Миновали речку и посёлок Полья и в начале 9-го остановились у паромной переправы через Илыч. Здесь уже ждут санитарка, грузовик и лесовоз. Сначала переправился в Усть-Илыч наш "батон", потом – лесовоз и санитарная машина – через Печору, вместе с нами. Подплывая к берегу, увидели рейсовый автобус. К нему устремилась ещё и моторка с пассажирами. Однако, никого не дожидаясь, он вдруг тронулся и уехал – пустой... Мы были сильно огорошены. К счастью, вскоре после того, как мы высадились, подъехал почтовый УАЗик. Он встречает моторку и затем едет в Троицко-Печорск. За 100 рублей водитель обещал довезти до вокзала. Снова везение!

Всю дорогу меня клонило в сон. Начал накрапывать дождик. Водитель доставил нас на вокзал, не заезжая в город. Наш прямой вагон до Москвы будет через два часа, в 12:50. Купили билеты и снеди в дорогу. Вот и поезд. Спокойно расположились в купе, правда, рядом с туалетом. Допиваем молоко, вспоминая радушных хозяев. Я очень рад, что всё так удачно сложилось: мы полностью прошли запланированный маршрут, посмотрели удивительные места, и при этом точно в срок успеваем выйти на работу (в понедельник, 10-го).

В половине 7-го наш вагон отцепили и загнали в тупик в Сосногорске, где он будет дожидаться поезда Ламбытнанги-Москва, проходящего здесь в 1:18 ночи. Пошли гулять по вокзалу. Купили кофе, мороженое, арахис, всякой сдобы к чаю. Поужинали и легли спать.

Заключение

Мы побывали в двух таких разных и совсем не похожих друг на друга удивительных местах Урала. Величественный Мань-Пупу-нёр радостно встретил и проводил нас, с ним был установлен полный контакт и взаимопонимание. Уютный же Торре-Порре-из остался загадкой за семью печатями; мы просто не доросли до него, попытались взять его в лоб, поглазеть на святая святых – и были изгнаны. Однако осталось ощущение, что между тем и другим существует некая связь. Лучше всего её выразила в двух словах Алла: каменные исполины Мань-Пупу-нёра – это высокородные подданные Торре-Порре-иза. Хоть это никак и не вписывается в старинную легенду...

...Миновало несколько лет после похода, но в памяти неизменно оживают впечатления от посещения этих удивительных мест. Время принесло новый взгляд на миссию группы великанов Мань-Пупу-нёра. Уж очень странная компания навеки застыла на вершине хребта, обратив свои взгляды на неведомый Восток! Грозный шаман-предводитель, верный слуга-носильщик, хрупкая женщина знатного происхождения, загадочный воин с маленьким существом на плече и трое простолюдинов. Мало они похожи на злобных захватчиков, скорее – на беженцев, изгнанников, ищущих приюта в чужой стороне. Чем провинились они на родине? Откуда держали свой путь? Уж не из стен ли древнего города... Торре-Порре-иза? Нас вот тоже прогнали...

Сайт управляется системой uCoz